Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮ
финансы

Суд подтвердил, что Мотылев вел переговоры с ЦБ как акционер неформальной группы банков

8 августа 10:07финансы

Суд подтвердил, что Мотылев вел переговоры с ЦБ как акционер неформальной группы банков
Фото:  / Анатолий Рахимбаев / PhotoXPress.ru

Банкир Анатолий Мотылев представлял себя в отношениях с Центральным банком как акционер неформальной банковской группы, в которую входили «Российский кредит», М Банк, АМБ Банк и «Тульский промышленник», и участвовал в совещаниях с регулятором, следует из материалов Арбитражного суда Москвы. При этом в официальных документах некоторых банков, имеющихся в публичном доступе, банкир не фигурировал ни в числе бенефициаров, ни в числе членов органов управления (например, банка «Тульский промышленник»).

«Как следует из материалов дела, Мотылев Анатолий Леонидович представлял себя в отношениях с Центральным банком Российской Федерации как акционер неформальной банковской группы, в которую, помимо ЗАО "М Банк", входили ОАО "Банк Российский кредит", председателем совета директоров которого являлся Мотылев А. Л., а также ПАО "АМБ Банк" и ПАО КБ "Тульский промышленник". Данное обстоятельство подтверждено протоколами совещаний Департамента банковского надзора Центрального банка Российской Федерации от 24.04.2015, 10.04.2015, 22.05.2014, 12.03.2015, о плане мероприятий от 28.11.2014», — говорится в определении арбитражного суда Москвы от 3 июля.

О том, что неформальным бенефициаром группы был Мотылев, в частности, ранее со ссылкой на источники сообщал «Коммерсантъ». Накануне отзыва у четырех банков лицензии издание писало, что банкир вызывался «на ковер к регулятору».

В ЦБ не стали отвечать на вопросы RNS.

Данное обстоятельство упоминается в деле о рассмотрении иска конкурсного управляющего «М Банка» о признании недействительной сделки кредитной организации с ООО «Арткомплекс» и ООО «Альят+». Как говорится в определении, в январе 2015 года М Банк выдал компании «Альят+» кредит на 400 млн руб., а 30 июня 2015 года этот долг был переведен на фирму «Арткомплекс» с зачетом в платежи векселей «Арткомплекса». 24 июля 2015 года у М Банка, от имени которого сделку подписал Мотылев, была отозвана лицензия. В определении отмечается, что имеются признаки перевода долга на заведомо неплатежеспособного заемщика.

«Также имеются обстоятельства, которые свидетельствуют о совершении указанных сделок представителем ЗАО "М Банк" Мотылевым А. Л. при явном ущербе ЗАО "М Банк", о чем знали стороны договора о переводе долга, а также о сговоре Мотылева А. Л. с контрагентами по договору о переводе долга в ущерб интересам ЗАО "М Банк", что является основанием для признания указанных сделок недействительными на основании пункта 2 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации», — указано в документе.

Как указывает суд, согласие кредитора на перевод долга «подписано по доверенности от 04.03.2016 № 77 АБ 6375844 представителем банка Мотылевым Анатолием Леонидовичем». Оригинала этой доверенности временная администрация не нашла.

«Таким образом, сделки по переводу долга были совершены представителем банка Мотылевым А. Л. в сговоре с ООО "Альят+" и ООО "Арткомплекс" на случай отзыва лицензии у ЗАО "М Банк" и утраты Мотылевым А. Л. контроля над данной кредитной организацией в целях неисполнения ООО "Альят+" обязательств по кредитному договору и переводу их на заведомо неплатежеспособное ООО "Арткомлекс", что причинило банку ущерб, выраженный в неисполнении ООО "Альят+" обязательств перед банком по кредитному договору», — говорится в определении арбитража, который постановил признать сделку недействительной.

ЦБ отозвал лицензии у четырех банков 24 июля 2015 года. Впоследствии регулятор сообщал, «что проводимые внутри группы банков и связанных с их руководством и собственниками компаниями операции осуществлялись с целью скрытия от надзорного органа информации о реальном финансовом положении банков и негосударственных пенсионных фондов группы». Традиционный банковский бизнес практически отсутствовал, указывал ЦБ.

В России неформальное владение банками (через номинальных акционеров, доверенных лиц) — распространенная практика, говорит младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский.

«Банк раскрывает своими владельцами одних лиц, а в реальности банком может управлять и принимать ключевые решения другой человек. Причем он может вообще не числиться среди акционеров, совета директоров или топ-менеджеров. Когда таких банков под одним контролем несколько — образуется неформальная банковская группа. "Теневым" владельцам это очень удобно: в случае чего, ответственность за любые злоупотребления в банке ложится на "номиналов" и топ-менеджмент», — отмечает аналитик, подчеркивая, что потом доказать вину неформального бенефициара очень трудно.

«Кроме того, существуют "черные списки" банкиров, которым ЦБ не даст официально приобрести значительную долю капитала банка и не согласует их на руководящие позиции. Вспомним, что «в активе» Мотылева уже было на тот момент падение банка "Глобэкс", на санацию которого потребовались огромные суммы», — указал Путиловский.

По его словам, общение ЦБ с банкирами часто носит очень непубличный характер, соответствующие документы идут с грифом «для служебного пользования».

«Поэтому им действительно проще общаться с неформальными владельцами банков в том числе», — указывает Путиловский.

Комментарии
Срочная новость   ⁄