Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮ
IT и медиа  ⁄

Глава Cirque du Soleil о бизнесе под куполом цирка

10 июля 16:30IT и медиа

Глава Cirque du Soleil о бизнесе под куполом цирка
Фото:  / Андрей Ломака / PhotoXPress.ru

Глава Cirque du Soleil Даниэль Ламар приехал в Россию на премьеру шоу Cirque du Soleil Totem и рассказал в интервью RNS о будущем циркового бизнеса, применении новых технологий и поиске партнера в России.

В 2015 году основатель Cirque du Soleil Ги Лалиберте продал контрольный пакет в компании двум инвестфондам — американскому TPG Capital и китайскому Fosun International. Изменилась ли стратегия компании с появлением новых акционеров?

Во-первых, управленческая команда Cirque du Soleil владеет акциями головной компании, в том числе и руководство российского офиса. Во-вторых, появление таких партнеров не изменило стратегию глобальной компании, но придало ей новый импульс и способствует диверсификации деятельности Cirque du Soleil.

TPG активно работает в Кремниевой долине, у них есть доступ ко всем новым современным технологиям. Fosun International, будучи широко представленным в Китае, открывает для нас китайский рынок.

Так что участие инвестфондов помогает нам расти и диверсифицироваться не только в плане контента, но и в географическом отношении.

После продажи головной компании в 2015 году у основателя Cirque du Soleil Ги Лалиберте, по оценкам рынка, осталось 10% компании, это так? Как он вовлечен в управление компанией?

Да, это корректная оценка. Он больше не участвует в операционном управлении компанией, но продолжает сотрудничать с Cirque du Soleil в качестве источника креативных идей. Так что я заставляю его отрабатывать те 10% компании, владельцем которых он является. Он, безусловно, очень талантливый творец и визионер, и его участие в творческих вопросах просто необходимо.

Диверсификация бизнеса с новыми партнерами предполагает какие-то дополнительные инвестиции?

Конечно, наши инвестиции в производство контента никогда не были настолько большими. Обычно мы производили по одному шоу в год, а теперь в год мы представляем по два-три новых шоу. Одна из причин в том, что мы открываем для себя новые рынки при поддержке новых совладельцев компании.

Какие именно рынки?

В первую очередь это азиатские страны. Но также важным рынком для нас является Россия — это большой рынок, и сейчас он восстанавливается после кризиса. Мы бы очень хотели продолжить развивать бизнес здесь.

Как развивается компания сейчас в Китае и возможно ли масштабировать эту модель развития на Россию?

В Китае Cirque du Soleil собирается гастролировать в семи городах с октября. А впоследствии мы планируем запустить одно постоянное шоу в Ханчжоу. Мы намерены активно развиваться, ведь мало у кого в Китае есть сейчас такие же ресурсы, как у нас.

Что касается России, у нас большие амбиции по развитию в этом регионе: поскольку рынок восстанавливается, мы намерены привозить сюда больше и больше наших шоу.

Возможно ли появление постоянного шоу в России?

Я думаю, рано или поздно такое шоу могло бы появиться в Москве. Но нам нужен для этого сильный местный партнер, который сейчас есть в Китае и которого пока нет в России. Вообще, появление постоянного шоу в Москве — это моя мечта.

Вы предпринимаете шаги по поиску партнеров в России?

Мы разговариваем со многими людьми, организациями, но сейчас я бы солгал, если бы сказал, что мы ведем какие-то предметные переговоры. Но как я уже сказал, это моя мечта, и я буду очень усердно работать, чтобы ее реализовать в ближайшие пару лет.

Что вы ждете от такого партнера? Речь идет о продаже доли в российской компании или головной?

Речь идет о партнерстве с российским офисом. Понимаете, мы хотим расширить свое присутствие в России, для этого нам необходимо работать с российскими партнерами. Наш российский офис на 100% состоит из людей с российским гражданством. Поэтому и партнер должен быть на все 100% российский. Мне представляется важным соединить все лучшее со всего мира — наш глобальный бренд и русские возможности и преданность.

Кстати, русские сыграли одну из ведущих ролей в международном успехе Cirque du Soleil. По сути, только две нации позволили цирку стать таким "гражданином мира": это русские и китайцы, акробаты из этих стран, лучшие в мире.

Кто может стать вашим партнером в российском бизнесе?

Как мы себе представляем этого партнера? Мы можем найти себе партнера на рынке недвижимости, который заинтересован в привлечении людей к своим объектам при помощи шоу Cirque du Soleil. И во-вторых, нам нужен партнер, который мог бы поспособствовать росту продаж билетов на это представление в России. В любом случае, это должна быть некая крупная компания: как, например, MGM в Лас-Вегасе или Disney в Орландо.

Вот что я ищу: сильный российский партнер для развития бизнеса в этой стране, который будет дополнять компетенции цирка. Этим партнером может стать крупный игрок на рынке недвижимости, владелец сети торговых или развлекательных центров. Поэтому я здесь — выяснить, кто эти потенциальные партнеры в России.

Я на стадии исследования возможного круга партнеров, с которыми мы хотели бы вести переговоры ближайший год, чтобы уже тогда делать более предметные заявления.

Доля этого партнера в капитале российского офиса Cirque du Soleil не важна?

Нам бы хотелось продолжать контролировать наш российский бизнес, быть оператором всего того, что мы делаем в России.

На этапе продажи головной компании в 2015 году российские инвесторы проявляли интерес к покупке доли в Cirque du Soleil?

На этапе активных консультаций по продаже у нас было 54 потенциальных инвестора по всему миру, но российских компаний среди них не было, несмотря на то, что мы никого по «стране происхождения» не отсеивали

Какой объем инвестиций планируется направить на создание новых шоу в этом году?

Мы инвестируем около $100 млн ежегодно в создание нового контента. А из-за того, что последние два года ситуация с курсом рубля и общим состоянием российской экономики была не лучшей, мы сократили свою деятельность в России, но сохранили компанию и команду. И сейчас мы возвращаемся с шоу Totem в Сочи.

Мы говорим об усилении нашего присутствия в России. Поэтому я здесь! Я здесь, чтобы усилить присутствие Cirque du Soleil в России, а также повысить значение российского рынка для глобальной компании.

Если компания заинтересована в наличии местного партнера, то почему Cirque du Soleil выкупил долю Кохонов в российской «дочке»? Они владели пакетом в 25% в российском бизнесе Cirque du Soleil.

Кохоны все же были канадцы, не русские, а мы заинтересованы именно в русском партнере. Я очень горжусь, что главой российского офиса Cirque du Soleil является Наталья Романова, русская — морально сильная женщина и очень хороший бизнесмен. Кроме того, она инвестор глобальной компании. Так что когда я говорил, что в капитале Cirque du Soleil нет российских инвесторов, я был не до конца честен.

Но ее доля невелика?

Разумеется.

Какова рентабельность циркового бизнеса в целом, с какой другой отраслью он может сравниться?

Мы частная компания, и мы не раскрываем цифры. Но я могу сказать, что выручка Cirque du Soleil составляет почти $1 млрд в год. Маржинальность сильно зависит от страны присутствия и курса национальной валюты, но наша задача — поддерживать ее на уровне между 20 и 30%.

Какова рентабельность в России?

Мне бы хотелось, чтобы компания продавала в год порядка 200–300 тысяч билетов, а выручка составляла порядка $50–100 млн в год с такой же маржинальностью. Но понятно, что этого не произойдет сегодня — все же мы на два года в России несколько замедлились. Это моя цель на ближайшие 3–5 лет. Но конечно, это при условии, если экономика продолжит восстанавливаться.

Учитывая планы Cirque du Soleil по развитию в России, как в руководстве глобального офиса отнеслись к инициативе ограничить деятельность иностранных цирков в России?

Во-первых, я не рассматриваю российское подразделение Cirque du Soleil как иностранную компанию, работающую на российском рынке. Это зарегистрированная в России компания с российскими сотрудниками. Поэтому даже если какие-либо меры по ограничению иностранных цирков будут приняты в России, я не думаю, что они затронут деятельность Cirque du Soleil.

Я гражданин мира, а любой сотрудник российского офиса — российский гражданин. Я надеюсь, что правительство понимает, что, продолжая деятельность в России, Cirque du Soleil все-таки оказывает влияние на развитие экономики, бизнес-климат в стране. Мы создаем рабочие места, как, например, сейчас в Сочи, где проходит наше шоу Totem. Кроме того, само проведение шоу в городе позволяет зарабатывать местным кафе, ресторанам и гостиницам.

Сталкивался ли менеджмент Cirque du Soleil с проявлениями коррупции в России?

За последние десятилетия я был в России много-много раз и никогда не сталкивался с подобным. Сотрудники Cirque du Soleil путешествуют по разным странам. Насколько я знаю, в России наши сотрудники никогда не сталкивались с коррупцией, к нам никогда не обращались с тем, чтобы мы дали кому-либо взятку. Знаете, в этом плане, по моему опыту, в России очень здоровая ситуация.

Есть ли какие-то специфические особенности российского рынка?

Люди в России очень гордятся своей страной. Вторая особенность — вы знаете, одна из причин успеха Cirque du Soleil в России в том, что люди с большим уважением относятся к нам и к шоу, которые мы делаем. Я помню, еще до того, как мы вышли на российский рынок, русские артисты подначивали меня привезти шоу в Россию: им хотелось показать своим близким, друзьям, чем они занимаются и чем гордятся. Мне интересно привозить русских артистов обратно в их страну.

Потерял ли российский цирк в зрелищности, технике, мастерстве за последние 20 лет?

Во-первых, я с глубочайшим уважением отношусь к российскому цирку. Не думаю, что за годы сократился сам уровень подготовки артистов.

Но каждое выступление — это не только демонстрация атлетических данных, это высокохудожественное представление, за уровень которого отвечают уже режиссеры и художники, и немного такие, как я, — менеджеры цирка. Следует сложить вместе хореографию, музыку, сценическое искусство, костюмы — все то, что в разы повышает зрелищность представления, это задача менеджеров, режиссеров цирка.

Российские цирки в основном существуют за счет государственных субсидий. Что им следует предпринять, чтобы начать зарабатывать?

Вообще, я думаю, что государство должно поддерживать местные цирки, для них это единственный шанс выжить. Как вы знаете, на раннем этапе и Cirque du Soleil поддерживался государством. Это правильно.

Единственная возможность для цирка быть прибыльным — это путешествовать по миру, экспортировать свой контент. Если цирк не делает таких турне, он нуждается в поддержке.

Будучи частной компанией, Cirque du Soleil не раскрывает финансовые показатели, но уточните, показатели 2016 года были лучше или хуже прошлых лет?

Наши доходы в 2016 году были выше показателей прошлых лет. И я думаю, что в 2017 году наши показатели будут лучшими за всю историю Cirque du Soleil. Мы вернулись в режим роста и развития, создали новые шоу, которые принесли нам дополнительный доход. А в 2018-м, благодаря выходу на китайский рынок, наши результаты будут еще выше.

Недавно Cirque du Soleil запустил новый формат шоу в Мексике — Dinner Show, шоу с ужином. Какие еще новые форматы для Cirque du Soleil вы видите в каких-либо странах?

Да, Dinner Show первое для нас в подобном роде, и я думаю, в ближайшие пять лет мы запустим аналогичные проекты в разных странах по всему миру. И надеюсь, одно из таких появится в Москве.

А сейчас мы запускаем новый проект на Таймс-сквер в Нью-Йорке: зрители должны ощущать себя участниками футбольного матча Национальной футбольной лиги (НФЛ), игроками, становиться чемпионами. В своем роде это концепт, иммерсивное шоу с эффектом полного погружения. И я бы хотел попробовать реализовать это в России. Это может стать для нас новым рынком — на стыке со спортом, технологиями виртуальной реальности и физическим присутствием.

Заключаете ли вы какие-то партнерства с производителями VR-оборудования?

Конечно. Мы работаем с несколькими компаниями, в том числе с Samsung, Microsoft и рядом других. В партнерстве с ними мы разрабатываем собственные технологии.

Как именно вы планируете развивать использование VR-технологий в цирковых выступлениях? Например, в представлениях будут использоваться очки виртуальной реальности или нечто подобное?

Да, в некоторых случаях это будут и очки. Но вы знаете, VR-технологии это не только очки, а те огромные очки, которые вы видите сейчас, со временем будут сильно уменьшены. Если говорить конкретно об НФЛ, то в час там может присутствовать порядка 200–300 человек, чтобы VR-технологии работали. Понятно, что все эти гаджеты становятся меньше и легче.

К тому же, Samsung снял наши шоу в Лас-Вегасе на специальное оборудование, которое позволяет показывать наши представления в очках виртуальной реальности с совершенно другого ракурса. Для нас это прекрасное средство продвижения.

Каков объем инвестиций в развитие высоких технологий и какова их доля в общем финансировании развития цирка?

Пока высокие технологии — не предмет экономического разговора. Но я понимаю, что для того, чтобы защитить наш бренд, мы должны быть впереди всех. Я не могу оценить эту долю в процентном отношении, не могу назвать вам объем, но я знаю, что если мы не будем вкладывать в развитие высоких технологий, мы потеряем свое лидерство на рынке.

Возможна ли роботизация в цирке?

У нас уже в одном из шоу, в LUZIA, используются роботы. Пока это также для нас первый опыт, но я уверен, что робот появился в нашем шоу не в последний раз. Это эффектно дополнит наши представления — роботы, прежде всего, забавные.

Каковы денежные потери компании от пиратов? Когда в интернете появляются нелегальные видеозаписи шоу Cirque du Soleil?

Для меня такие видео представляют собой в первую очередь комплимент. Вреда, каких-либо потерь для бизнеса я в них не вижу, напротив — они отлично служат для продвижения наших шоу. Люди приходят, смотрят шоу, выкладывают в сеть видео, но ваш экспириенс, живое присутствие настолько уникально, что посмотрев видео, вы конечно же захотите пойти посмотреть шоу вживую! В современном мире все эти social media насколько важны, что бери мой контент, шли его миру, чтобы этот мир пришел и увидел наши шоу!

Вы продаете права на телевизионные трансляции шоу?

Продаем, но телевизионная отрасль за последнее время сильно изменилась. Телекомпании стали тратить гораздо меньше денег на контент. Так что для нас телетрансляции это, скорее, отличный способ продвижения, нежели источник доходов.

Глава российского подразделения Cirque du Soleil Наталья Романова говорила о недостатке современных арен в России, пригодных для выступлений цирка. Вы не рассматривали возможность инвестировать в какие-либо объекты инфраструктуры в России?

Нет. Это слишком дорого. Если мы когда-либо и будем развивать инфраструктуру, то речь будет идти об отдельном театре, а не спортивных аренах.

Каким вы видите цирк в будущем?

Конечно, Cirque du Soleil я вижу глобальным лидером в отрасли "живых развлечений" (live entertainment). В течение пяти лет Cirque du Soleil перестанет быть только цирковой компанией, мы намерены диверсифицировать свою деятельность, производить все больше различных типов развлекательного контента. Да, цирк останется для нас значимым источником дохода, но появятся и другие виды развлекательного контента, такие как иммерсивные форматы типа НФЛ.

Что касается индустрии в целом, то я думаю, нас ждет интересное сосуществование глобальных брендов типа Cirque du Soleil и динамичного развития локальных проектов,как, например, в России, Китае, Франции и нескольких других странах. Но, конечно, глобальные лидеры будут расти быстрее.

Кроме того, становится все больше и больше детей, которые хотят попробовать себя в цирке, открывается все больше и больше цирковых студий по всему миру. И именно это обеспечит настоящий рост и развитие цирковой сферы в будущем.

По вашей оценке, креативная индустрия способна стать определяющей при формировании ВВП развитой страны?

Я на все 100% убежден в том, что да. И в подтверждение моих слов могу сказать, что в Монреале, где был основан Cirque du Soleil и где сейчас расположена штаб-квартира компании, ежегодно проходит конференция C2 Montreal, где С2 — это creativity, творчество, и commerce, бизнес. Cirque du Soleil, кстати, сооснователь этой конференции.

Так что лично я на все 100% уверен, что без одного не будет и другого, без творческой составляющей бизнес невозможен. И это становится важно не только в индустрии развлечений, но вообще в любой отрасли экономики: везде нужны творческие люди со свежими идеями, иначе никакой прорыв невозможен. И компании, которые не понимают этого сегодня, попросту исчезнут, как в свое время исчез Kodak — просто из-за отсутствия этой креативной составляющей.

Срочная новость   ⁄