Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮ
ВПК  ⁄

Глава «Галактики» о космическом интернете

15 мая 12:07ВПК

Глава «Галактики» о космическом интернете
Фото:  / Пресс-служба компании «Галактика»

Глава частной космической компании «Галактика» Алия Прокофьева в интервью RNS рассказала о проекте запуска спутников для «интернета вещей», инвестиционной программе на $300 млн и о том, как адаптировать опыт Илона Маска для российской космической индустрии.

Появление компании «Галактика» в российском космосе было довольно неожиданным. Кто и когда выступил инициатором создания проекта?

Идея создания частной космической компании зрела в моей голове достаточно долго. Я всегда следила за развитием этой сферы, интересовалась появлением новых игроков и достижениями компаний, существующих уже длительное время. Нашла людей, которых заинтересовал и вдохновил этот проект, и в 2016 году мы создали группу компаний «Галактика». Сейчас в нее входит пять функционирующих компаний, которые занимаются различными направлениями деятельности. Это ракетостроение, спутниковая связь, разработка ракетных двигателей, 3D-принтинг, создание композитных материалов. Нам удалось собрать за небольшое время около двухсот профессиональных инженеров с большим опытом запуска космических аппаратов.

Какие цели?

Создать аэрокосмическую компанию полного цикла, которая будет реализовывать космические полеты и работать над широким спектром задач в космической отрасли: освоение и индустриализация околоземной орбиты, развитие технологической базы, научные исследования дальнего космоса, коммерческие полеты, образовательные проекты и т. д.

В рамках нашего проекта «Пульсар» мы планируем запустить к 2025 году 170 микроспутников на низкую околоземную орбиту, это позволит обеспечить качественный рост услуг и сервисов на основе технологий «интернета вещей». Те наземные средства связи, которые есть сейчас, не реализуют всех возможностей «интернета вещей», а если мы создадим при помощи орбитальной группировки спутников связи практически полное покрытие земного шара, это позволит, по нашим расчетам, подключить до полумиллиарда наземных абонентских терминалов. Технологии станут ближе, а «интернет вещей» сможет войти в каждый дом.

Кроме того, перед командой технических специалистов стоит задача проработки пилотируемых программ и космического туризма. Мы делаем ставку именно на это направление, как потенциально самое прибыльное. Конечно, к нему предъявляются особенно высокие требования и с точки зрения безопасности полета, и с точки зрения модификации уже существующих космических кораблей.

Какие компании вошли в «Галактику»?

«Спутникс», «Космическое движение», «Анизопринт», «Восхождение» и «Алгоритм». В скором времени мы планируем добавить к этому списку еще одну компанию, которая займется непосредственно ракетостроением. Сейчас мы находимся на этапе подбора специалистов этой отрасли.

Что касается «Спутникса», то это российская частная компания — производитель спутниковых компонентов и технологий для малых космических аппаратов и сервисов на их основе. Она существует с 2011 года. Сейчас «Спутникс» экспортирует в Европу и Азию ряд разработок для компаний — игроков в космической сфере.

«Космическое движение» ведет разработку универсальной робототехнической системы с принципиально новыми динамическими характеристиками наведения съемочной аппаратуры на малых космических аппаратах для дистанционного зондирования Земли. «Алгоритм» специализируется на обработке данных дистанционного зондирования Земли и предоставлении тематических сервисов для различных отраслей. «Анизопринт» — это компания — разработчик 3D–принтера Composer. Принтер позволяет печатать детали спутников и ракет из композитных материалов, армированных непрерывными волокнами, которые в четыре раза прочнее стали.

Компания «Восхождение» занимается разработкой ракеты-носителя сверхлегкого класса.

Сколько средств инвестировано в проект?

Если говорить об инвестиционном портфеле «Галактики», то мы оцениваем его в $300 млн на ближайшие полтора года. И он будет увеличиваться за счет собственных инвестиций и реализации коммерческих проектов.

Также могу привести конкретные цифры, скажем, по спутниковой группировке. В ближайшие три года мы рассчитываем на дополнительные инвестиции порядка $100 млн. Мы не скрываем собственные разработки и планы, активно сотрудничаем со специалистами отрасли, ищем стратегических партнеров и инвесторов. Некоторые проекты потенциально интересны «Роскосмосу» и «Росэлектронике».

Где находится офис вашей компании?

У «Галактики» два офиса — в Москве и в Санкт-Петербурге. В планах открытие офиса в Люксембурге. Нам очень важно развиваться на международном рынке, а в Люксембурге государство активно инвестирует в космос и продвигает космические инициативы. Кроме того, это хорошая логистическая точка для экспансии на европейский рынок, в страны Северной и Южной Америки.

Сколько человек у вас работает?

Часть команды сейчас набирается. А над текущими проектами и существующими заказами трудится, как я уже говорила, инжнерно-техническое подразделение численностью около 200 человек. Суммарно у нас трудятся порядка 350 человек.

У частной космонавтики есть преимущества, по сравнению с государственной?

Частная и государственная космонавтика — это не конкурирующие, а дополняющие друг друга сектора. Государственные компании сильны многолетними традициями, уникальными компетенциями в поисковых, новых работах. То есть это не только производство, это и исследовательские подразделения, испытательные стенды, моделирование различных условий. Все это незаменимо, когда мы говорим о новом летательном аппарате. Но все это сильно удорожает производство, и на поточные образцы ложатся те же расходы на содержание.

Еще одна сложность — витиеватая система работы с потребителем, когда выпускает аппарат одна компания, управляет им другая, а продает продукт, например, снимки со спутников дистанционного зондирования Земли — третья. Это разделение труда оправдано в целом, но не дает нужной мобильности в случае рутинной каждодневной работы. И частный космос может быть хорош и выгоден как раз там, где принципиально технологии созданы и отработаны, их нужно лишь оптимизировать и сделать user-friendly. Это первая и очевидная ниша частного космоса. И это уже не фантастика, а реальность.

Насколько применим в России опыт Илона Маска?

Я бы говорила не столько о применимости опыта, сколько о воспроизводимости сценария. Да, считаю, воспроизводим. Эта история стоит на трех столпах: личная заинтересованность — любовь к космосу, если хотите, частный стартовый капитал и эффективное государственно-частное партнерство. Конечно, в России нет капиталов такого размера, как у Маска. PayPal все-таки глобальная суперуспешная компания. Но пусть в России капитал и начальный масштаб проектов чуть меньше. Зато космических романтиков в России совершенно точно предостаточно. К слову, Юрий Мильнер — выходец из России — вкладывает огромные деньги в фундаментальную науку, например.

А что касается эффективного партнерства — тут мяч на стороне государства. Ведь тот же Маск не делает «ракету на коленке», как это иногда подается. Он борется за финансирование NASA и пользуется их технологиями, которые NASA охотно передает для последующей коммерциализации. Убеждена, что такое сотрудничество в России возможно. Компании, входящие в «Роскосмос», обладают уникальными «ноу-хау» и компетенциями и могли бы отдать поточно применяемые технологии в частные руки для оптимизации по цене и более гибкой адаптации к пожеланиям заказчика. Такое разделение труда было бы выгодно всем.

Взаимодействуют ли ваши компании с предприятиями «Роскосмоса»?

Наши отношения с «Роскосмосом» находятся в переговорной стадии. Когда появятся первые задокументированные договоренности, можно будет остановиться на этих вопросах подробнее.

Есть заказы на вашу продукцию?

У нас есть несколько заказов на бортовое оборудование, в проработке — заказ по средствам ведения. Один из ключевых коммерческих проектов касается производства на орбите и доработке технологии 3D-принтинга.

Когда могут быть реализованы ваши проекты?

По срокам ситуация примерно такая. 3D-печать на орбите — это 2019 год. Запуск нашего первого спутника из связной группировки «Пульсар» — начало 2019 года. Полностью вся группировка, по нашим планам, будет создана на орбите к 2025 году. Доработка и создание собственной ракеты-носителя — 2021 год.

Наработки по ракетостроению есть?

Не хотелось бы слишком забегать вперед. Разработки есть — и технические и научные. С подробностями смогу рассказать, когда пройдут испытания.

Рассматриваете возможность инвестиций в космический туризм?

Конечно, мы рассматриваем космический туризм как коммерчески интересное направление. Если говорить о мировом опыте, то вот какая вырисовывается картина. Один билет на космолет Virgin Galactic стоит $250 тыс. Space Adventures предлагает одно- или двухнедельное пребывание на МКС за $40 млн. У нас есть наработки аппаратов, на которых можно будет осуществлять туристические полеты, о ценах, сроках и количестве туристов говорить пока рано.

Срочная новость   ⁄