Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮОтставки / Назначения
экономика  ⁄

Торгпред РФ во Вьетнаме о бренде «российский»

16 мая 15:28экономика

Торгпред РФ во Вьетнаме о бренде «российский»
Фото:  / Пресс-служба торгового представительства РФ во Вьетнаме

Торгпред России во Вьетнаме Вячеслав Харинов в интервью RNS рассказал о результатах работы зоны свободной торговли между странами, расширении экспорта и возможном возобновлении переговоров о строительстве АЭС.

Какой портфель проектов сформирован торгпредством по состоянию на конец прошлого года? Какие проекты реализованы в прошлому году и с какими проектами, в каких сферах чаще всего к вам обращаются предприниматели?

Обращений предпринимателей — как российских, так и вьетнамских — на сегодняшний день очень много. Скорее всего, это обусловлено тем, что 5 октября вступило в силу соглашение о зоне свободной торговли. Часть обращений связана с тем, какие преимущества получают импортеры и экспортеры, на какие группы товаров обнулены пошлины и так далее.

Вступление в силу соглашения о ЗСТ, как мы считаем, дает результат: с января текущего года средний прирост по товарообороту составил более 25%, в январе — 31,2%, в феврале — 27–28%. Вьетнамская статистика показывает 27-процентный рост. Так, в январе российский экспорт во Вьетнам увеличился почти на 30% — до $173,1 млн, а импорт — на 32,4%, до $279,1 млн.

Один из лидеров российского экспорта по темпам роста — продукция АПК. Во Вьетнаме очень хорошее отношение к бренду «российский», то есть распространено мнение, что российские продукты — это качественные продукты. Значительно увеличился товарооборот по кондитерским изделиям, по продуктам мясной переработки. Хотя сохраняются большие сложности с поставкой курятины, свинины, говядины — это связано с оформлением ветеринарных сертификатов. Если взять Польшу, то на вьетнамском рынке сертифицированы 49 польских компаний, а у нас только четыре, и те не имеют ветеринарных сертификатов. Из российских компаний дальше всех в этом направлении продвинулся «Мираторг».

Сильно растут поставки нашего угля. Вьетнам сам производит уголь. Однако для удовлетворения основных потребностей металлургической отрасли страны он не подходит, там требуется совсем другое качество угля. Если раньше поставки из России не превышали 3 млн тонн, то сейчас они выросли до 6 млн тонн, и мы рассчитываем, что по итогам года будут увеличены до 20 млн тонн. В разы выросли поставки во Вьетнам российской стали, которая идет для строительства судов, легированная сталь. Всего в 2016 году в торгпредство с запросами по поиску потенциальных партнеров, проведению анализа рынков, оказанию поддержки в организации бизнес-миссий и визитов делегаций обратились более 400 российских и вьетнамских компаний.

Что касается портфеля проектов, то в рамках межправительственной комиссии составлен перечень приоритетных проектов, который в общей сложности около $10 млрд — 21 проект. Кроме того, есть паспорта проектов, по которым работает торгпредство, — это 20 проектов компаний, 27 «веерных» проектов, связанных с регионами Российской Федерации. Из новых — поставки зерна и муки на вьетнамский рынок.

Какая это компания?

Это «Мельницы Кирова». Вообще, сейчас на вьетнамский рынок чаще выходят региональные компании. Курская область начала поставлять кондитерские изделия, а Башкортостан ведет переговоры о поставках продукции нефтехимии.

Насколько здесь активные регионы Дальнего Востока?

Среди регионов российский Дальний Восток — это один из лидеров по объему торговли с Вьетнамом, в 2016 году товарооборот составил около $100 млн, 52% пришлось на Приморье, 20% — на Хабаровский край. Недавно прошел визит делегации с Дальнего Востока во главе с вице-премьером Трутневым, во время которого были презентованы возможности Дальнего Востока по привлечению инвестиций из Вьетнама.

Первые результаты обнадеживают. Есть вьетнамская компания TH True Milk, которая уже достаточно давно работает на российском рынке — создает животноводческие комплексы в Калужской и Московской областях, где запланированный объем инвестиций составляет $2 млрд. Ее заинтересованность в российском рынке связана с тем, что во Вьетнаме не хватает собственной молочной продукции, пастбищ, коров необходимых пород — их завозят из США и Канады. Поэтому вьетнамцы хотят создавать молочное стадо в России, им нужны рынки сбыта. Сейчас они повернулись лицом к Дальнему Востоку и намерены командировать туда делегацию, для того чтобы изучить возможности региона: где можно было бы разместить животноводческий комплекс, с тем чтобы поставлять продукты и на российский рынок, и в том числе на китайский, гарантируя ее экологическую чистоту.

А что еще предлагает России вьетнамская сторона?

Вьетнамские партнеры сейчас активно осваивают в Москве гостинично-деловой и торговый комплекс «Ханой-Москва» на Ярославском шоссе. В активной фазе находятся переговоры по строительству такого же комплекса в Ханое — правительство Москвы намерено построить такой комплекс, с тем чтобы там были выставочные, офисные, гостиничные помещения для обеспечения работы российского бизнеса во Вьетнаме. Достаточно долго этот проект был в спящем состоянии, сейчас он активно двигается вперед. Мы думаем, что летом текущего года будут подписаны документы, которые дадут старт этому проекту.

Я скажу больше: сейчас достаточно сложно с привлечением инвестиций из Вьетнама, ведь кризис не обошел и эту страну. Кроме того, в соответствии с местным законодательством сейчас на реализацию за рубежом инвестпроектов стоимостью $15 млн необходимо разрешение председателя правительства.

Вы можете назвать какие-то, с вашей точки зрения, «нестандартные» или необычные сферы предпринимательства и с той и с другой стороны?

Например, во Вьетнаме очень активно работают наши известные компьютерные, высокотехнологичные компании — это Infowatch, некоторые биллинговые компании. На вьетнамском рынке уже давно присутствует «Лаборатория Касперского». Ведутся переговоры с рядом компаний — разработчиков систем управления транспортом. Например, это аналогичные московским системы единых проездных билетов, электронных кошельков и так далее. В этом плане можем отметить интерес вьетнамской стороны именно к разработкам российских компаний. Я, к сожалению, сейчас не смогу назвать конкретные предприятия, но знаю, что предварительные переговоры вьетнамцы уже ведут достаточно активно.

С вступлением в силу соглашения о зоне свободной торговли будет ли достигнута прогнозная цель по увеличению к 2020 году товарооборота между странами в два раза?

Мы работаем над поставленной задачей. Если бы вьетнамская сторона не отказалась от строительства атомной станции, то эту цель было бы проще достигнуть, потому что с поставками оборудования, материалов и так далее товарооборот вырос бы значительно. Сейчас российские и вьетнамские эксперты активно работают над тем, чтобы восполнить эту нишу новыми крупными проектами, которые могли бы сохранить динамику роста товарооборота. В первую очередь, это участие в строительстве энергообъектов, поставки нашего оборудования — в этом активно принимают участие «Силовые машины», «Интер РАО Экспорт», которые уже присутствуют на вьетнамском рынке. Обе компании заявляют о заинтересованности в участии в строительстве ТЭС «Куангчать-1» и «Куангчать-2».

Если динамика роста товарооборота первых трех месяцев сохранится, то мы рассчитываем, что до конца этого года товарооборот, возможно, увеличится до почти $5 млрд.

Отмечу, что уже получен доступ на вьетнамский рынок по сельхозпродукции — говядине, свинине, птице, мясной переработанной продукции, рыбным консервам, семенам, муке, молочной и алкогольной продукции, а также по промышленной продукции — это и автомобили, и детали, и автобусы, и сельхозтехника, и оборудование, и корабли, и драгоценные камни, и так далее.

В связи с отказом от строительства АЭС «Ниньтхуан-1» планирует ли Вьетнам предложить российским или другим инвесторам альтернативные проекты по созданию новой генерации?

Вопрос о дальнейшей судьбе атомной энергетики во Вьетнаме будет рассматриваться не ранее 2030 года. По подсчетам вьетнамских специалистов, в ближайшие годы стране необходимо до 140 новых энергообъектов. На встрече с вице-премьером Вьетнама мы обсуждали участие «Силовых машин» и других наших компаний в создании новых крупных объектов энергетики, в модернизации мощностей и оборудования, которое было ранее поставлено с участием Советского Союза. Отношение к нашим компаниям хорошее. Более того, вьетнамская сторона готова рассматривать особые условия допуска российских компаний к строительству и модернизации энергообъектов, но это уже вопросы конкретных контрактных договоренностей.

Если вернуться к атомной энергетике, то мы считаем, что вопрос окончательно не закрыт, потому что сейчас «Росатом» ведет переговоры, обсуждает вопрос строительства исследовательского центра. Мы этот вопрос поднимали на недавней встрече с вице-премьером Вьетнама, сейчас идет сбор информации заинтересованных ведомств, и не исключено, что в ходе предстоящего визита президента Вьетнама в Россию в июне этот вопрос будет каким-то образом оформлен. Соответственно, появится возможность сохранения имеющихся специалистов, привлечения их к разработке новых продуктов в этой области. И будем надеяться, возвращение к вопросу строительства станции не за горами.

Вы упомянули проблемы фитосанитарного контроля. Какие еще вопросы тормозят более быстрое развитие или разворачивание проектов в рамках ЗСТ?

Я бы не сказал, что что-то идет тяжело. Первые два месяца решались вопросы с сертификатами происхождения — они были достаточно быстро решены. Мы рассчитывали, что первый год будет идти устранение каких-то неясностей, нестыковок, но на самом деле бизнес решает эти вопросы гораздо быстрее — те, кто заинтересован, ищут пути и развивают экспорт.

Из крупных результатов, которые бы хотелось отметить по итогам прошлого года, — это поставки нашей автомобильной техники во Вьетнам. Достигнут определенный рекорд: на рынок Вьетнама поставлено более 2 тыс. автомобилей на $77,4 млн — это КамАЗы плюс специальная техника и автомобили специального назначения. Наши ближайшие партнеры и друзья — белорусы — поставили менее сотни.

Идет ли речь о более глубоком продвижении наших автомобильных компаний на вьетнамский рынок, создании представительств, сборочных производств?

Подписан протокол, в соответствии с которым российские компании взяли на себя обязательства создать совместные предприятия и организовать сборочные производства во Вьетнаме. Это основные наши производители: КамАЗ, ГАЗ, УАЗ. На сегодняшний день они уже в значительной степени продвинулись, кто-то уже создал совместное предприятие — у КамАЗа совместно с «Винакомином» уже есть сборочное производство Vinacomin MotorIndustry. Кроме того, планируется создание еще двух совместных предприятий — УК «Группа ГАЗ», где партнер с вьетнамской стороны еще не определен, и «Соллерс», где ведутся переговоры с «Винамотор». УАЗ уже начал поставлять УАЗ «Патриот» и другие модели пока еще в рамках действующего законодательства.

Это автомобили для гражданского применения или для военного?

В первую очередь нацеливаемся на гражданские машины. И если в 2014–2015 годах поставки легковых автомобилей не осуществлялись, то в 2016 году во Вьетнам экспортировано 145 автомобилей на $2,5 млн. Значительная часть — по отдельным позициям до 100% — шла по линии военно-технического сотрудничества в соответствии со специальным режимом ввоза.

В прошлом году УАЗ принял участие в выставке в Хошимине. У вьетнамской стороны значительный интерес к этим автомобилям, в первую очередь потому, что они находятся в невысоком ценовом сегменте. Результаты такого взаимодействия будем анализировать в конце года, но стоит отметить, что активность большая, поэтому надеемся на положительный результат.

В прошлом году Минвостокразвития говорило о заинтересованности вьетнамских инвесторов в российском судостроении. Вам известно о планируемых или обсуждаемых совместных проектах?

У России и Вьетнама сформировались очень крепкие взаимоотношения в области кораблестроения: это связано с поставками военных кораблей для ВМФ Вьетнама, они выступили локомотивом и для гражданского судостроения. В прошлом году в Ханое открылось представительство Центра технологии судостроения и судоремонта, которое активно ведет переговоры с вьетнамскими специалистами о возможности поставок или совместного строительства во Вьетнаме судов гражданского назначения. Активность в этом плане проявляют и Дальневосточный центр судостроения и ремонта, и Зеленодольский завод имени А.М. Горького, который предлагает суда прибрежной зоны, но пока конкретных договоренностей не достигнуто. Основной интересант с вьетнамской стороны — Судостроительная корпорация Вьетнама (SBIC), которая эту тему изучает, мы даем ей соответствующие предложения, переговорный процесс идет.

Возможно ли участие вьетнамской стороны в реализации проекта судоверфи «Звезда»?

Сейчас рано говорить о каких-то конкретных результатах, переговоры по этому направлению были, вьетнамской стороне представлены предложения, которые рассматриваются.

Вьетнаму предлагали поучаствовать в создании кластера легкой промышленности на территории свободного порта Владивосток. Знаете ли вы о потенциальных инвесторах в такие кластеры, в том числе в других регионах?

Этот вопрос постоянно поднимается на переговорах разного уровня. Рассматривался вопрос о создании на Дальнем Востоке кластера по пошиву специальной одежды — в первую очередь для моряков — на базе Дальневосточного университета, но, насколько я знаю, технико-экономическое обоснование этого проекта показало, что проект нерентабельный, потому что нет достаточного количества заказов, рынков сбыта и так далее. Что касается кластеров легкой промышленности в центральных регионах, то локомотивом могут стать проекты TH True Milk. На прилегающих территориях, которые компания будет использовать для развития животноводства, она может организовать, к примеру, швейные цеха. Проблемы в первую очередь связаны со сложностями с завозом, адаптацией рабочей силы. В целом в отношении кластера легкой промышленности нет такого продвижения, как по животноводству.

Возможно ли задействование российских компаний в других инфраструктурных проектах, например, в транспорте?

Сейчас будут строить аэропорт на юге Вьетнама, в районе Фантьета, чтобы развивать как туристическую инфраструктуру, так и мощности в сфере грузоперевозок. Кстати, за прошлый год количество прибывших во Вьетнам российских туристов увеличилось на 25%, в этом году ожидается еще больше. Туризм развивается быстро, нужны новые аэропорты. Я думаю, что если наши предприятия, которые занимаются обеспечением безопасности полетов, поставляют соответствующее оборудование и аппаратуру, смогут предложить эту продукцию вьетнамским партнерам, то это станет еще одним перспективным направлением сотрудничества. Во Вьетнаме раздаются голоса: «Соседние, более богатые страны, предлагают построить для нас аэропорты, но суммы, которые они называют, слишком высоки, а в условиях кризиса необходимо считать каждую копейку».

Поднималась неоднократно тема расчетов в национальных валютах. Она жива?

Более того, она уже отрегулирована. Существует совместный вьетнамско-российский банк, с российской стороны его участником является ВТБ. Недавно они нас проинформировали о том, что готовы к осуществлению взаиморасчетов в национальных валютах. Данный механизм уже отработан.

Срочная новость   ⁄