Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮ
Мнения ⁄

Что осложняет нефтяные переговоры между Россия и Белоруссией

Александр Фролов
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Фото: globallookpress.com/Nikolay Gyngazov

Представителям антимонопольных ведомств России и Белоруссии не удалось сегодня достичь договоренностей по тарифам на транзит российской нефти и нефтепродуктов по белорусской территории, передает «БелТА» со ссылкой на представителя министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) Белоруссии.

Эти переговоры осложняются тем, что Белоруссия хочет продолжать иметь большую прибыль с российской нефти, а также с получаемых из нее нефтепродуктов. К сожалению, мы не готовы продолжать сотрудничество с Белоруссией в том же ключе, в котором оно развивалось ранее, о чем и идет речь.

У нас проводится большой налоговый маневр уже в течение года. И еще ранее речь шла о том, что внедрение его положений может осложнить отношения с Белоруссией. Маневр подразумевает две главные составляющие: увеличение налога на добычу полезных ископаемых с постепенным обнулением таможенных пошлин, в данном случае на нефть.

Белоруссия же получает российскую нефть на льготных условиях без учета экспортной пошлины — соответственно, нефть они покупают по низкой цене в сравнении с другими потребителями, что делает белорусскую нефтепереработку весьма выгодной. Это просто связано с тем, что нефть для Белоруссии оказывается дешевле, а у нее есть внушительные перерабатывающие мощности, которые более чем в три раза превышают потребности самой республики.

У них есть два крупных НПЗ, суммарная их мощность порядка 30 млн тонн, часть продукции идет на внутренний рынок, часть на внешние рынки. Например, Белоруссия является одним из основных поставщиков моторных топлив для Украины, но она и в другие страны поставляет свою продукцию, потому что у нее высокое качество.

В ситуации, когда экспортная пошлина обнуляется, Белоруссия низводится с привилегированного до равного положения с остальными покупателями российской нефти. Белоруссии это не нравится, и в этом лежит корень всех последних споров с ней. Белоруссия пытается выбить для себя максимально благоприятные условия покупки российской нефти. Она хочет сохранить премию, которую она имеет на сегодняшний день.

При этом наша страна предлагает Белоруссии компромиссные решения, которые лежат в логике взаимной интеграции. В частности, Минску предлагается фактически синхронизировать налоговые кодексы, за счет чего белорусские нефтепереработчики будут иметь возможность пользоваться компенсационными механизмами, которые сейчас распространяются на российские НПЗ для поддержания маржинальности.

В Белоруссии на это идти отказываются, но тогда какие могут претензии к России, которая предлагает сотрудничество на тех же условиях, с которыми она сотрудничает со всеми остальными. Интересно то, что один из белорусских НПЗ на 42% принадлежит российскому капиталу, поэтому здесь уже нельзя обвинить Россию в том, что она действует как бы против Белоруссии.

Мы предлагаем равные условия игры, а также выход их сложившейся ситуации, но этот выход является неприемлемым для Белоруссии. Да, понять их можно, но кто вам тогда мешает предлагать более внятные условия сохранения прибыльности нефтепереработки без ущерба для России. Просто продавать нефть дешевле в ситуации, когда основное налоговое бремя ложится на добывающие предприятия в России, мы уже не можем. Получается, Белоруссия хочет, чтобы мы дотировали ее экономику, и это не совсем правильно.

Поэтому сейчас они будут пытаться увеличить тарифы на транзит, то есть белорусы теми или иными средствами пытаются сохранить тот уровень дохода, который они имеют сейчас в результате привилегированных условий покупки российской нефти за счет других сфер взаимодействия наших нефтегазовых секторов.

Срочная новость   ⁄