Информационное агентство
ВакансииИнтЕрвЬЮ
Мнения ⁄
Дмитрий Евстафьев
Профессор НИУ ВШЭ

8 июня 11:44Общество

Президент США Дональд Трамп отказался от двухсторонних переговоров в ходе саммита G7 с премьер министром Великобритании Терезой Мэй на фоне личной неприязни к ней.

Тереза Мэй в какой-то мере является британской копией Трампа. Это человек, который может вести переговоры только с позиции силы, доминировать и ставить свои условия. Мэй патологически не может находиться в диалоге. Это первое.

Во-вторых, вероятно, Мэй поставила Трампу какие-то условия для того, чтобы поддерживать политику Вашингтона в Европе, и, скорее всего, американскому президенту эти условия не понравились. А Трамп не общается с теми, кто ему не нравится.

Трамп не дружит ни с кем из лидеров G7, у него в принципе не может быть ни друзей, ни партнеров. У него могут быть только сателлиты, и, что называется, клиентела. Современные США абсолютно неспособны выстраивать какие-то партнерские отношения.

Более того, они считают это ненужным. Они считают, что склонность предыдущей администрации к широким партнерским жестам и отношениям привела к очень серьезным проблемам в США, и теперь они этого избегают.

Да и сама G7 уже фактически не существует, причем Трамп даже не был решающим элементом в этом вопросе. Когда G7 возникала, она отражала реальные экономические процессы и тенденции в мире, в этом смысле она была востребована. Но сегодня G7 никаких особенных стратегических тенденций не отражает, с этой точки зрения она проигрывает G20 вчистую.

В этом смысле она превратилась в некоторую тусовку западных и около западных лидеров, если считать Японию. Ранее она была востребована именно как платформа для формирования общей позиции, но на сегодняшний день у Запада нет общей позиции ни по одному вопросу, кроме как по отношению к России, и даже эта позиция начинает размываться. И зачем тогда нужен этот формат?

Срочная новость   ⁄